Суббота, 14.12.2019, 14:11
Сайт Алины Витухновской .::. www.alinavit.ru
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Афоризмы [9]
Афоризмы Алины Витухновской
Интервью [41]
Интервью Алины Витухновской
Переводы [17]
Переводы произведений Алины Витухновской
Проза [18]
Проза Алины Витухновской
Рецензии [19]
Рецензии на произведения Алины Витухновской
Статьи [4]
Статьи Алины Витухновской
Стихи [36]
Стихи Алины Витухновской
Тексты [7]
Тексты Алины Витухновской
Эссе [7]
Эссе Алины Витухновской
Помощь автору
Если вы хотите финансово поддержать Алину Витухновскую, то вы можете сделать это путём перечисления некоторой суммы автору по следующим реквизитам:

Western Union:
Alina Aleksandrovna Vitukhnovskaya (Moscow)
Форсаж:
Алина Александровна Витухновская (Москва)
Статистика
Витухновская стихи литература философия василиск Basilisk умри лиса Дядюшка Вилли Вилли Семёнов Алиса Лайт терминатор тумана blackicon Вилли Семенов Dune #Витухновская_архив Farbrausch питаясь листьями коки Здесь Москва Phil Go ALBUM 78 11 11. Кира Покровская стихи Сергей Садовников садовников Dark Voice of Angelique счастливая смерть творчество Алины Витухновской стихи Алины Витухновской мюсли с молоком Battam purba #Витухновская #выборы2018 #плакат # #Витухновская #выборы2018 #плакат # интервью витухновская Президентские выборы в России доренко Сергей Доренко Саша Сотник Сотник ТВ Президент 2018 президентские выборы 2018 Президент России 2018 выборы 2018 Витухновская интервью 2018 Аліна Вітухновська Меланхолический Конструктор говори правильно Витухновская 2018 Витухновская президент Выборы Александр Сотник Alina Wituchnowskaja Олег Сенцов Витухновская выборы #Витухновская_фанарт Alina Vitukhnovskaya (стихи #Витухновская_фото #Витухновская_2018 #Витухновская_фо Дмитрий Быков процесс Витухновской нтв Процесс Алины Витухновской ТВ-6 Сергей Дедух Алина Витухновская Александр Ткаченко суд над Алиной Витухновской интервью Алины Витухновской Ольга Кучкина Анастасия Соловьёва Пётр Фадеев стихи Витухновской Гасан Мирзоев Матросская Тишина тюрьма бутырка СИЗО штрафной изолятор Wituchnowskaja Salman Rushdie Салман Рушди Владимир Епифанцев Епифанцев Виктор Ерофеев Дело Алины Витухновской творческий вечер Алины Витухновской Оппозиция выборы в мосгордуму Мосгордума клуб икра сотник Андрей Вознесенский дело Витухновской Записки материалиста презентация книги Анжелика Заозерская

ПУСТОТА СПАСЁТ МИР. В ЛАБИРИНТАХ НОВЕЙШЕЙ ПРОЗЫ.

- Что главное в колесе? -спрашивал древнекитайский философ Мо-Цзы. Одни говорили — ободья. Другие — спицы.
- Главное в колесе пустота, вокруг которой оно вращается, — вразумил великий мудрец. Вся Вселенная вращается вокруг пустоты. Чтобы познать себя, нужно почувствовать пустоту внутри.
Эта нехитрая дзен-буддистская байка стала новой идеологией, о которой так тоскуют новые россияне и новые русские.
Успех романа Виктора Пелевина заранее предрешен названием «Чапаев и Пустота». Когда же выясняется, что Чапаев крупный восточный мистик, а Петька — московский поэт, декадент по фамилии Пустота, повествование поглощается с удвоенным кайфом. Постепенно вырисовывается триада: Бог Отец — лысый кокаинист Котовский, Бог Сын — Чапаев и апостол Петр — Петька Пустота.
Нехитрый прием с пробуждением Петьки время от времени в психиатрической лечебнице № 17 и с дальнейшими его провалами во «Внутреннюю Монголию» с тачанкой, Анкой и глиняным пулеметом должен лишь обострить чувство ирреальности бытия, на котором так настаивает Чапаев.
Внутренняя Монголия Пелевина плавно переходит в «Россию - Китай - Германию» Алины Витухновской в повести «Последняя старуха процентщица русской литературы». «Американский ученый Зигмунд Форд выдвинул теорию, по которой Москва не только спровоцировала Китайское Иго, но при этом симулировала его. Значит, "китайцы" в Москве - либо русские, работавшие под китайцев, либо китайцы метафизические (фактически не существующие)». В метафизическом Китае Витухновской так же, как во Внутренней потусторонней Монголии Пелевина, существует сложная система запретов, по сравнению с которой утопия Оруэлла выглядит царством свободы и справедливости. Там запрещены вещи вполне определенные и всем известные. В «России — Китае — Монголии» запреты чисто ритуальные, а иногда и тайные. Так что нарушитель и никогда не поймет, что нельзя, что можно, а главное, он не поймет, почему нельзя. Нельзя, например, думать о рыбе. Поэтому «Гитлер - Мао», издавший этот запрет, все время думает о рыбе. А вместе с ним о рыбе, и только о ней, думает вся страна. Так, может быть, тут и сокрыта тайна.
Витухновская не подыгрывает толпе, не стремится втиснуть свою метафизику отчаяния в школьную хрестоматию, как Пелевин. Она вообще бежит от сюжета, потому что сюжет — это время, а время с его прошлым, будущим, настоящим - уже надежда на некую перспективу. Пелевин лишь декларирует устами Чапаева отказ от времени. Нет будущего — нет прошлого. Нет настоящего. Вопряки этим утверждениям роман преспокойно катит в броневичке Чапаева от гражданской войны к нынешнему времени, далее везде. У Витухновской отсутствие времени и пространства не декларация героев, а сама повесть. Ну вынырнет какой-нибудь Раскольников с топором или Анна Каренина, но вовсе не для развития сюжета и не в современность, а так, сами по себе. «И упал он в обморок и почувствовал себя матерью своей — Последней старухой-процентщицей Русской литературы. И было видение ему. Привиделась ему Анна Каренина, под поезд бросающаяся. А машинист обрадовался, что человека подавил и захохотал смехом яростным. А на небе надпись: «АНАЛИЗ МОЧИ». А в пруду отражается: «ТЫ ПРЕЖДЕ ВСЕГО МАТЬ»..
Народ кричит: «Провокация! Нет идеалов! Нет! И все символы Русской Литературы осмеяны!».
Паровоз Витухновской мчит сквозь Каренину в никуда, а вот глиняный броневичок Пелевина сквозь все пустоты явно выруливает к Букеру. Ну, что ж, согласно той же дзен-мудрости каждый получает то, к чему устремляется. Или как сказано в "Новом завете": "Они уже получают награду свою".
"Чапаев" Фурманова намного оригинальней Чапаева Пелевина, хотя бы потому, что не напрокат был взят из музея соцреализма, а впервые сработан по правилам агитпропа. Дзен-реализы Пелевина по сути все тот же соц. Поскольку реализма как такового у Фурманова не больше, чем в древнеиндийских «Упанишадах». Переименовав "Упанишаду" в "Ебанишаду", Пелевин, конечно, найдет понимание у читающих толп, так же, как нашел его Фурманов. Но доблестный комиссар не был трусливым постмодернистом, а был настоящим дзен-буддистом по Мао поскольку "не боялся трудностей, не боялся голода, не боялся смерти", чем и привлек сердца.
Пелевин боится всего, и больше всего читательского непонимания.. Поэтому все 400 страниц он жует и жует один и тот же сюжет о пустоте из дзенского агитпропа, боясь, что читатель так и не постигнет глубину высказывания, что наша жизнь есть сон. Тут и новые русские со своими разборками, и обстрел Белого дома, и пьяный Ельцин, и московские проститутки, загримированные под гейш, даже пошлое харакири в одной из японских фирм. Да читали мы, читали и драму Кальдерона "Жизнь — сон", и Гамлета, произнесшего 500 лет назад: "Мы сотканы из той же материи, что и наши сны".
Чем-то Пелевин напоминает Бориса Гребенщикова, проповедующего на концертах буддизм для бедных. В то время, как слушатели пришли послушать песню про Машу с Дубровским. Вместо Маши с Дубровским Пелевин предлагает Петьку и Анку. Не обошлось без такого же бедняцкого секса, давно обыгранного во всех анекдотах про Анку-пулеметчицу и Петьку с Чапаевым. Но все это как-то меркнет рядом с двумя именами в повести Витухновской «Адольф и Ева». Сказала, и никаких подробностей. А ведь можно было жевать по-пелевински от Адольфа до Адама, от Евы до Евы Браун и обратно.
ХХ век в России заканчивается Великой Пустотой. Начали с Маркса — Энгельса, а кончили Лао-Цзы— Мо-Цзы. Тут в равной мере правы три кумира читающей молодежи. И Пелевин с Внутренней Монголией, и Витухновская с метафизическим Китаем, и Егор Радов со своей Я-кутией, которая, кстати, задолго до Пелевина была написана. С чего ни начнет Россия, закончит она Китаем, Якутией и Монголией. «Хочу быть юкагиром»,— восклицает Егор Радов. Хочу мчаться по ледяному заснеженному пространству, где нет ничего,
кроме льда и снега, снега и льда.
Двадцати-, тридцатилетние писатели, контуженные советской школой, ищут Пустоты и Нирваны. Они уже не могут освободить свой мозг от долгоиграющей пластинки соцреализма с ее Чапаевыми, Матерями и Молодыми Гвардиями. Выход один. Запустить ту же самую пластинку в обратную сторону, чтобы текст поглотил текст и образовалась наконец в башке желанная пустота.
В романе Пелевина цель достигнута. Прочел, словно не читал. С Алиной Витухновской и Егором Радовым все намного сложнее. Кроме пустоты, остается что-то. И это «что-то» хочется перечитывать. «Настя разделась догола и легла посреди площади. Сквозь нее проходила новая линия метрополитена. Поезд вышвырнуло из-под земли и прокатило по ЕЕ БЕЛОМУ ТЕЛУ АННЫ КАРЕНИНОЙ.
И люди, привлеченные ее криком, приближались, но не увидели ничего, кроме красных дыр на лице сутуленького инженерика, который вырезал когда-то для них свои глаза.
Люди смотрели в эти дыры, потому что не на что было больше смотреть, и ужаснулись, осознав, что смотрят они в глаза правды. А там
ПУСТО
ПУСТО
ПУСТО.
Такова была их свобода. Страшная, как смерть».

К.Кедров "Известия"

 

Ссылка на материал: https://www.facebook.com/vituhnovskaa/posts/511328392261121

Категория: Рецензии | Добавил: Admin (04.05.2019)
Просмотров: 43 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Курсы валют ЦБ РФ
Курсы валют
ПокупкаПродажа
USD/RUB0.000.00
EUR/RUB0.000.00
Данные на
...
© Алина Витухновская 2019-2024
uCoz